Сильнее защищаться от биологических угроз будет Казахстан

В Казахстане разрабатывается законопроект, направленный на раннее выявление и предотвращение биологических угроз. Этот вопрос (усиление национальной биобезопасности) стал одним из ключевых в Послании-2021 Президента Касым-Жомарта Токаева, передает Kazpravda.kz.

Прогнозирование биобезопасности

Одним из разработчиков будущего закона «О биологической безопасности РК» является Нацио­нальный научный центр особо опасных инфекций (ННЦООИ) им. М. Айкимбаева.

– Пандемия коронавируса проб­лему национальной биобезопас­ности во многих странах выдвинула на первый план, – говорит генеральный директор центра доктор медицинских наук Токтасын Ерубаев. – Казахстан не исключение. COVID-19 заставил нас столкнуться с решением новых задач, в частности с необходимостью законодательного урегулирования этого вопроса. Вопрос выделения, учета и сохранения возбудителей особо опас­ных инфекций для нас актуален, как ни для какой другой страны. Напомню всем: на территории Казахстана имеется множество очагов смертельных заболеваний – чумы, сибирской язвы, туляремии, конго-крымской геморрагической лихорадки…

Глава государства Касым-­Жомарт Токаев постоянно на самом высоком уровне поднимает воп­росы биобезопаснос­ти. Так, на саммите Совета сотрудничест­ва тюркоязычных государств он отметил главным вектором взаимодейст­вия обеспечение всеобщей био­безопасности. На 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН наш Президент предложил учредить подотчетное Совету Безо­пасности ООН международное агентство по биологической безопасности. На заседании Национального совета общественного доверия, подразумевая наличие в Казахстане стойких природных очагов особо опас­ных инфекций, Глава государства назвал биобезопасность значимой составляющей национальной безопасности. Затронул он этот вопрос и в нынешнем Послании: «Необходимо создать национальную систему прог­нозирования биологической безопасности. Эта мера предус­мотрена в соответствующем законопроекте («О биологической безопасности РК»). Прошу Парламент принять этот закон до конца текущей сессии».

– А что вообще подразумевается под понятием «биологическая безопасность?

– В проекте закона «О биологической безопасности РК» это состояние защищенности персонала, населения, животных, растений и объектов окружающей среды (вода, почва, воздух) от опасных биологических факторов. Его в том числе можно обеспечить мерами биологической защиты.

Основная цель будущего закона – создание правовых основ государственного регулирования вопросов биобезопасности при появлении в нашей стране патогенных биологических агентов. Это позволит сформировать единую основу для ее обеспечения в сфере здравоохранения, санитарно-эпидемиологичес­кой службы, экологической, ветеринарной, фитосанитарной безопас­ности, гражданской защиты и, конечно, для развития науки.

ННЦООИ им. М. Айкимбаева МЗ РК, имея современную лабораторию международного класса – центральную референсную лабораторию (ЦРЛ) и высоко­квалифицированный персонал, активно участвует в разработке законопроекта «О биологической безопасности РК». Думаю, мы имеем на это право, как никто другой. На базе ЦРЛ проводятся научные исследования по совершенствованию мониторинга за природными очагами особо опас­ных инфекций, обеспечению снижения уровня воздействия опасных биологических факторов на здоровье населения, а также по внедрению современных подходов к вопросам биологической безопасности и биологической защиты.

«Американский след»

– Многих интересует, что сегодня из себя представляет эта самая ЦРЛ, или центральная референсная лаборатория.

– Если под этим вопросом под­разумеваются легенды о якобы иностранных исследованиях на ее базе, в частности США, то официально заявляю, что никакого «американского следа» у нас нет. ЦРЛ полностью находится в ведении Минздрава. Центр появился на базе созданного в 1949 году Среднеазиатского научно-исследовательского противочумного института (CАНИПЧИ). Этот НИИ стал методическим центром практически всей (за исключением Туркменской ССР) противочумной службы Средней Азии и Казахстана. Обретя статус специализированной противоэпидемической службы, институт находился в прямом подчинении главного управления карантинных инфекций МЗ СССР.

В январе 1992 года САНИПЧИ МЗ СССР преобразован в Казахский противочумный НИИ ­(КПНИИ) МЗ РК, после чего была проведена реорганизация противочумных станций республики – ликвидированы ведомственные противочумные службы.

В 2001 году КПНИИ переименован в РГКП «Казахский научный центр карантинных и зоонозных инфекций имени Масгута Айкимбаева» (КНЦКЗИ). А в 2019 году постановлением Правительства – в Национальный научный центр особо опасных инфекций имени Масгута Айкимбаева МЗ РК (ННЦООИ). Это сегодня единственный научный центр в Казахстане, занимающийся проблемами особо опасных инфекций. Его миссией являются обеспечение биологической безопасности страны, разработка и внедрение научных основ мониторинга, оценки риска и профилактики заражения людей и животных особо опасными инфекциями на территории республики.

Сегодня это новое, отдельно стоящее здание, где расположены лаборатории второго (BSL-2) и третьего (BSL-3) уровней биологической безопасности. Они все оснащены современным оборудованием и инженерными системами, имеется виварий лабораторных животных (АBSL-3). Лаборатории сертифицированы по международным стандартам ISO 9001:2015 «Системы ме­неджмента качества», ISO 35001:2019 «Управление биорисками для лабораторий и других смежных организаций» и ISO 27001 «Системы обеспечения информационной безопасности». Наличие ЦРЛ минимизирует путь от науки к производству, что позволяет ННЦООИ разрабатывать иммунобиологические и диагнос­тические препараты на выявление возбудителей инфекционных болезней, включая COVID-19. Потребители этих препаратов – медицинские и ветеринарные организации не только Казах­стана, но и России, Центральной Азии, Монголии и Кавказа.

Уникальные условия BSL-3 на базе ЦРЛ позволяют проводить доклинические испытания вакцинных препаратов. Сегодня, например, совместно с Международным центром вакцинологии Казахского национального аграрного исследовательского университета здесь ведутся исследования по разработке национальной вакцины против COVID-19. Вернее, даже двух.

Субъединичной на основе наноэмульсионного масляного адъюванта для внутримышечной иммунизации (NARUVAX-C19) и нановакцины для интраназального применения (NARUVAX-C19/Nano). Обе вакцины включены в реестр ВОЗ как вакцинные кандидаты против COVID-19. В июле 2021 года начались доклиничес­кие испытания безопасности и иммуногенности субъединичной вакцины NARUVAX-C19 на приматах (обезьянах-макаках) в НИИ медицинской приматологии, расположенном в Сочи (Россия).

 

Главной целью этих исследований является разработка технологической платформы вакцин, которая будет использована для борьбы с будущими пандемиями вирусных инфекций. Дополнительно ведется разработка ветеринарной вакцины против COVID-19 для кошек под названием NARUVAX-C19 (Pets). Последние исследования показывают, что эти домашние животные также подвержены данной инфекции.

От Берлина до Пекина

– Чем отличаются ваши вакцины от QazVac, разработанной Казахским НИИ проблем биобезопасности?

– Я прежде хотел бы поздравить коллег из этого НИИ с официальной регистрацией их вакцины в Казахстане и Кыргызстане. Что касается наших вакцин, то особенностью препаратов NARUVAX-C19 и NARUVAX-C19/Nano является то, что они относятся к хорошо зарекомендовавшей себя платформе белковых вакцин. Они готовятся на основе синтетически полученного полноразмерного спайк-белка вируса SARS-COV-2. Между собой эти две вакцины имеют принципиальные различия по составу и форме вакцинной формуляции, а также способу введения. Вакцина NARUVAX-C19 – жидкая, в своем составе она имеет наноэмульсионнный масляный адъювант и вводится внутримышечно. А вакцина NARUVAX-C19/Nano содержит наночастицы из природных биополимеров, внутри которых заключены вирусные спайк-белки, имеет сухую высушенную форму и вводится путем распыления в нос.

Оба препарата по технологии получения в корне отличаются от доступных в Казахстане вакцин против COVID-19 и могут иметь совершенно отличающийся профиль по безопасности и эффективности.

Еще одна новость из нашего центра: сегодня ЦРЛ ННЦООИ совместно с Казахским аграрным университетом выделил вирусы SARS-CoV-2, включая «дельта»-вариант, и сейчас проводится изучение их генетических и биологических свойств для разработки диагнос­тических, профилактических и терапевтических препаратов.

Напомню еще раз: ЦРЛ ННЦООИ­ является единственной в Казахстане и Центральной Азии организацией, имеющей в своем распоряжении лаборатории, отвечающие всем международным требованиям. Это BSL-3 – лаборатория уровня биологической безопасности-3, и ABSL-3 – лаборатория уровня биологической безопасности-3 для животных. Она бесперебойно обеспечивается лабораторными линейными животными категории SPF, выращиваемыми в собственном SPF-питомнике (единственном в Центральной Азии).

Сейчас, например, полностью отработана лабораторная модель для изучения эффективности как вакцинных, так и лекарственных субстанций с использованием сирийских хомяков. Протестированы и оценены 4 отечественных лекарственных препарата против вируса SARS-CoV-2, что оказало существенную поддержку казахстанским разработчикам вакцин против COVID-19. По результатам работ в конце марта этого года получен патент «Штамм SARS-CoV-2», предназначенный для приготовления и тестирования иммунобиологических препаратов и определения противовирусной активности различных субстанций in vitro и in vivo.

В январе 2020 года на базе ЦРЛ впервые в Казахстане синтезированы диагностические праймеры на COVID-19, рекомендованные ВОЗ. До поступления тест-систем на ПЦР из других стран ЦРЛ проводила диагностические исследования на COVID-19, используя собственные тест-ПЦР-системы. Сейчас эта разработка ННЦООИ зарегистрирована в Государственном реестре медицинских изделий РК и используется прак­тическими медицинскими организациями.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, направив в апреле 2020 года благодарственное письмо разработчикам тест-системы, отметил в нем это наше достижение как демонстрацию высокой конкурентоспособности отечественной биомедицинской отрасли.

– А как решается вопрос с кад­рами для работы с опасными патогенами?

– При ННЦООИ имеется международный тренинговый центр, основы которого были заложены в 1949 году. В нашей стране он сегодня единственный, занимающийся непрерывным профессиональным образованием специалистов в области профилактики и мониторинга особо опасных инфекций, биологической безопасности и защиты населения.

Так как конкурентоспособность научных исследований обеспечивается современными разработками, отвечающими лучшей международной практике, то мы имеем тесные связи с научно-практическими центрами стран ближнего и дальнего зарубежья. Это научно-исследовательский противочумный институт «Мик­роб» Роспотребнадзора (Саратов), Иркутский научно-исследовательский противочумный институт, Институт микробиологии Бундесвера (Германия), Центр исследований и раннего предупреждения гриппа (CASCIRE) академии наук КНР, Университет Каид-и Азама (Пакистан) и т. д.

Сейчас со специалистами института «Микроб» мы проводим совместные эпизоотологические обследования трансграничных территорий Волго-Уральского (территория деятельности Атырауской ПЧС) и Алтайского очагов чумы (ВКО, Талдыкорганский ПЧС). С целью трансферта опыта мировых школ весь этот год мы проводили и продолжаем проводить научно-практические конференции в режиме онлайн с ведущими учеными и экспертами в области эпидемиологии от Берлина до Пекина.

В этом году Национальный научный центр особо опасных инфекций им. М. Айкимбаева стал лауреатом премии «HALYQ QURMETI-2020». Эта премия учреж­дена для поощрения медицинских работников и организаций за выдающийся профессионализм в области медицины и особый вклад в борьбу с пандемией коронавируса COVID-19 в Казахстане. Кроме того, 10 сот­рудников ЦРЛ ННЦООИ удостоились медали «Халық алғысы» за вклад в развитие науки и борьбу с особо опасными инфекциями.

Все права на сайт и его содержание защищены. Сайт создан в AlmatySite.kz